8 декабря 1999 года был подписан Договор о создании Союзного государства, который стал результатом многолетнего «движения двух славянских народов навстречу друг другу». Это «движение» началось почти сразу после исчезновения СССР, однако к концу 90-х, заключив огромное количество договоров и подписав множество деклараций, Россия и Беларусь де-факто так и не сумели создать общее государство и возродить часть социалистической империи.

main

Торжественная церемония подписания Договора об образовании Союза России и Беларуси во Владимирском зале Большого Кремлевского дворца, 1997

Зачем партийной элите понадобилась интеграция

На парламентских выборах 1990 года, которые впервые прошли на альтернативной основе, белорусы выбрали себе номенклатурный парламент, состоявший в основном из «зубров» советской партийной элиты. Большинство депутатов были директорами предприятий и председателями колхозов, а также секретарями обкомов и райкомов коммунистической партии. Парламентское большинство полностью поддерживало правительство, которое с 1990 года возглавлял Вячеслав Кебич, бывший глава республиканского Госплана.

«Хозяйственники» во главе с Кебичем оставались советскими людьми, которые крайне редко отождествляли себя с национальной культурой. Поскольку степень централизации в те времена была чрезвычайно высокой, а советская политическая система становилась все более нестабильной, у «хозяйственников» постепенно появилось стремление к определенной самостоятельности в экономических вопросах. Руководствуясь, прежде всего, этим стремлением, а не тягой к политической независимости, парламентское большинство в Верховном Совете XII созыва проголосовало за ратификацию Беловежских соглашений.

Соглашение о создании СНГ (8 декабря 1991 года), а также Алма-Атинская декларация (21 декабря 1991 года) полностью соответствовали этой позиции. В этих документах предусматривалось в том числе «объединенное командование военно-стратегическими силами и единый контроль над ядерным оружием», а также «приверженность сотрудничеству в формировании и развитии общего экономического пространства, общеевропейского и евразийского рынков». Таким образом, внутренние вопросы государства вроде могли решать сами. Стратегически важные – обсуждать с бывшими союзными республиками.

Но тут вмешались два фактора: экономический и политический. Кризис, погубивший советскую экономику, только усиливался. В одиночку Беларусь справиться с ним не могла. Оппозиция видела спасение в рыночных реформах и сотрудничестве с Западом, а также в строительстве именно «белорусской» республики со своей национальной политикой во всех сферах жизни. Номенклатура, ностальгирующая по СССР, всячески противилась этому, поэтому она взяла курс на сотрудничество с Москвой, которое якобы должно было спасти экономику и помочь сохранить власть.

Как Вячеслав Кебич едва не отдал Нацбанк

Несколько лет, в течение которых главой исполнительной власти был Вячеслав Кебич, интеграция развивалась по двум направлениям.

Первое можно назвать военным. В мае 1992 года Армения, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали в Ташкенте Договор о коллективной безопасности (ДКБ). В Беларуси развернулась кампания, направленная на присоединение республики к этому договору. Эту инициативу лоббировало правительство, а оппозиция и спикер ВС Станислав Шушкевич выступали против. В итоге Верховный Совет большинством голосов поручил Шушкевичу подписать договор. Тот был вынужден подчиниться. Предложение спикера о проведении референдума, а также попытка потянуть время (что стало одной из причин, по которой депутаты добивались его отставки) успеха не имели. 31 декабря 1993 года, за месяц до отставки Шушкевича, Беларусь присоединилась к ДКБ и продолжает оставаться в его составе до сих пор.

Второе направление можно назвать экономическим.

kebИз воспоминаний Вячеслава Кебича «Искушение властью»: «Без ложной скромности скажу: идея экономического союза с Россией принадлежит мне. Я прекрасно понимал, и российские эксперты подтвердили это, что заклинаниями спад производства не остановишь. Для того чтобы экономика задышала полной грудью, требовалось время. А у нас его не было. Не было и финансовых средств на санацию предприятий, перевод их на рыночные рельсы. С каждым месяцем все острее ощущалась нехватка российских рублей для расчетов за энергоресурсы и сырье. Экономический кризис неизбежно вел к снижению жизненного уровня населения. (…) В откровенных беседах с Виктором Черномырдиным я все больше убеждался, что альтернативы строительству с Россией единой экономики нет. Подчеркну: о государственном объединении речи не шло. Идея возрождения Советского Союза принадлежит Александру Лукашенко».

В сентябре 1993 года Кебич и Черномырдин договорились в Москве об объединении денежных систем двух стран. Камнем преткновения являлся пункт о едином эмиссионном центре. Разумеется, Москва не соглашалась уравнять в правах Центробанк России и Национальный банк Беларуси. Но, как пишет в своих воспоминаниях Кебич, она «признала справедливым согласовывать объемы денежной валюты». 

1994

Виктор Черномырдин и Вячеслав Кебич

Премьер-министр воспринял такое соглашение как победу и готовность России строить отношения с Беларусью на равноправной основе. «Я доверял Борису Ельцину и Виктору Черномырдину, – вспоминал позднее Кебич. – Был уверен, что их обещания не злоупотреблять владением единым эмиссионным центром, сохранить за Беларусью право самостоятельно определять свою кредитно-денежную политику не останутся на бумаге».

Как пишет политолог Валерий Карбалевич, с осени «народ благодаря правительственной пропаганде ожидал экономического чуда, которое, по утверждению В. Кебича, должно было случиться очень скоро». Но подписание соответствующего документа произошло лишь весной 1994 года, на фоне приближающихся президентских выборов. В Москву отправилась представительная делегация, куда среди прочих вошел Станислав Богданкевич, глава Национального банка Беларуси.

bogdИз интервью Станислава Богданкевича журналисту Виталию Цыганкову: «У нас была договоренность с Кебичем и Мясниковичем о том, на каких условиях в принципе можем подписать создание общей валюты. Говорю им: я не политик, а председатель Национального банка, который должен беспокоиться о денежной системе страны, независимо от того, кто при власти в Беларуси. И они согласились, что мы не можем нарушать Конституцию. А там сказано: только Нацбанк может производить эмиссию платежного средства, обязательного для принятия на территории Беларуси. Нацбанк единственный имеет право надзора над национальной банковской системой, устанавливает порядок валютного регулирования. Национальный банк, а не какой-то наднациональный орган. И вот я им говорю, что на этих условиях, если мы объявляем какую-то общую денежную единицу, но сохраним все полномочия Нацбанка и белорусского государства, я готов подписать такой документ».

Поскольку россияне не согласились с такой позицией, Богданкевич подписал договор с возражениями по пятой статье, передававшей Центробанку России право единого эмиссионного центра. По словам политолога Валерия Карбалевича, «это превратило все соглашение в протокол о намерениях».

Последнюю попытку интеграции Вячеслав Кебич предпринял летом 1994 года. После первого тура президентских выборов, крайне неудачного для него (первое место занял Александр Лукашенко), в Минск приехал Виктор Черномырдин. Российская делегация привезла протокол о реализации Договора по объединению денежных систем. Но было уже поздно. О будущей интеграции следовало договариваться с новым главой государства.

Интеграция – шаг за шагом

Александр Лукашенко являлся сторонником интеграции еще до того, как стал президентом Беларуси. Например, в середине мая 1994 года он выступил в российской Государственной думе и предложил восстановить СССР. Политических последствий такое заявление не имело, но принесло ему дополнительную популярность среди электората.

Став президентом, Лукашенко сделал союз с Россией своим внешнеэкономическим приоритетом (недаром вопрос об экономической интеграции с этой страной был вынесен на референдум 1995 года). Но первые шаги не принесли успехов: попытка возобновить проект объединения денежных систем ничем не закончилась. Москва напомнила о необходимости выплатить долг за энергоресурсы. Поэтому процессы интеграции возобновились лишь в начале 1995 года: 5 января было подписано соглашение о создании Таможенного союза. Президент Беларуси вместе с российским премьером Черномырдиным отправились на границу двух стран, где в торжественной обстановке выкопали пограничный столб. С тех пор граждане Беларуси и России смогли пересекать границу без оформления виз и специальных документов, а также при отсутствии пограничного и таможенного контроля. Впрочем, договор готовился в спешке. Поэтому, по подсчетам «Белгазеты», даже через десять лет пошлины двух государств расходились по 1800 товарным позициям.

На протяжении следующих пяти лет интеграционные документы подписывались один за другим.

ХРОНИКА ИНТЕГРАЦИИ
1995
21 февраля 1995 года – Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между двумя государствами. Предусматривал поставки энергоресурсов по льготным ценам в обмен на их льготный транзит и военное присутствие России на белорусской территории.
2 апреля 1996 года – Договор об образовании Сообщества Беларуси и России. На его основании созданы Высший Совет (в него вошли главы государств, правительств и руководители парламентов обоих стран), Исполнительный комитет, а также Парламентское собрание (формируется из равного числа парламентариев от каждой из сторон).
2 апреля 1997 года – Договор о Союзе Беларуси и России. Высший Совет Сообщества преобразуется в Высший Совет Союза, аналогичные изменения происходят с исполкомом и парламентским собранием.
25 декабря 1998 года – Декларация о дальнейшем единении Беларуси и России. Руководители стран подтвердили курс на сближение двух стран и определили его дальнейшие этапы.
8 декабря 1999 года – Договор о создании Союзного государства.

Цель – восстановить СССР?

Каждый из участников интеграционных процессов преследовал свои цели.

Государственную думу во время правления Бориса Ельцина контролировали коммунисты, которые обвиняли российского президента в развале СССР (в 1999-м это обвинение фигурировало как первый пункт в процессе об импичменте президента). Такие же настроения были сильны и в обществе. Интеграция с Беларусью позволяла Кремлю отвергнуть эти обвинения, продемонстрировать, что процесс возрождения СССР запущен, а также оставить Беларусь в сфере своего влияния. Кроме того, дружба с Беларусью являлась немаловажным аргументом на президентских выборах 1996 года. Тогда Ельцин лишь во втором туре обошел коммуниста Геннадия Зюганова.

Среди целей Александра Лукашенко можно выделить программу-минимум и программу-максимум. Первая предусматривала стремление расширить число своих сторонников, а также помощь, которую Россия оказывала белорусской экономике (особенно эффективной эта стратегия оказалась в 2000-е годы). О программе-максимум свидетельствуют воспоминания политиков. Согласно им, Александр Лукашенко мечтал создать единое государство и возглавить его.

elcИз воспоминаний Бориса Ельцина «Президентский марафон»: «Задание подготовить более полный интеграционный договор было дано главами государств еще в 1996 году. И в начале 1997-го такой договор действительно появился. (…) То, что придумали разработчики, по сути означало одно – Россия теряет свой суверенитет. В результате появляется новое государство, с новым парламентом, новой высшей исполнительной властью, так называемым Высшим Советом Союза. И решения этого органа обязательны для российского президента, правительства, всех исполнительных органов власти России. Вот как это выглядело в подготовленном уставе: «Решения Высшего Совета Союза обязательны для органов Союза и для органов исполнительной власти государств-участников». В уставе говорилось, что главой Высшего Совета новой федерации по очереди должны были быть белорусский президент и российский. Два года один, два года другой. Так что два года Российской Федерацией должен был управлять белорусский президент Александр Лукашенко».

Кроме того, предусматривалось, что решения в Высшем Совете будут приниматься большинством. Сторонниками Лукашенко являлись спикеры двух палат российского парламента (коммунисты Егор Строев и Геннадий Селезнев), поэтому белорусский президент мог бы проводить любые решения под свою диктовку. Немаловажным фактором было и слабое здоровье российского президента.

Поняв надвигающуюся угрозу, администрация Ельцина отказалась от такого формата Союза. Все решения Высшего Совета должны были приниматься единогласно, а сам договор о Союзе, как и остальные документы, превратился в декларацию.

int

Премьер-министр России Виктор Черномырдин, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент России Борис Ельцин

Предварительные итоги

Идея интеграции оказалась до конца не реализованной. Например, Декларация о дальнейшем единении Беларуси и России предусматривала, что «уже к концу первой половины 1999 года будет создана единая для всех субъектов хозяйствования правовая среда, сформировано единое таможенное пространство, унифицированы гражданское и налоговое законодательство, валютное регулирование и денежно-кредитная система. Завершатся объединение энергетической и транспортной систем, создание единого научно-технологического и информационного пространства. Будет осуществлен переход к единой валюте». В Договоре о создании Союзного государства констатировалось: «Союзное государство имеет единую денежную единицу (валюту). Денежная эмиссия осуществляется исключительно единым эмиссионным центром. Введение и эмиссия другой валюты в Союзном государстве, помимо единой денежной единицы, не допускается». Все эти планы не выполнены до сих пор и остались всего лишь декларациями о намерениях.

Но оба президента достигли своих целей. Борис Ельцин завоевал симпатии избирателей на президентских выборах и продемонстрировал, что славянские республики и дальше будут оставаться вместе. Александр Лукашенко получил экономическую поддержку России. Декларируя верность интеграции, он смог, не проводя структурных реформ, каждый год получать кредиты, а также льготные поставки энергоносителей. Эта политика, как мы видим, сохраняется до сих пор.

ГАЗЕТЫ ТОГО ВРЕМЕНИ

«Народная газета», 3 апреля 1996 года

«Народная газета», 3 апреля 1996 года

«Звязда», 5 января 1995 года

«Звязда», 5 января 1995 года

 

ССЫЛКИ пО тЕме

1.     Как Лукашенко стал белорусским и не стал российским президентом

2. Договор об образовании Сообщества России и Беларуси

3. Договор о Союзе Беларуси и России

4. Декларация о дальнейшем единении Республики Беларусь и Российской Федерации

5. Договор о создании Союзного государства

Фотографии с сайта svaboda.org, naviny.by.