Вечером 23 июня 1997 года со стороны Украины в Беларусь на огромной скорости ворвался невероятной силы ураган. Стихия бушевала только 7 минут, но оставила после себя колоссальные разрушения. Говорили об этом еще долго.

uragan2

 

chumakov

Непредсказуемая стихия

«К сожалению, вовремя получить информацию о наступлении урагана не удалось. Подобные природные явления в принципе очень трудно предсказать, – анализирует приход бури эколог Леонид Чумаков. Главный признак наступления урагана – резкий перепад температуры. И, действительно, в тот день произошел скачок с 16°С до 31°С! Но повлиять на ситуацию уже было нельзя. Тем более что первый удар пришелся на линии связи».

Приход урагана

Очевидцы говорили: «Чорная хмара ляцела з неба, як самалёт». Стихия бушевала около 7 минут, но этого хватило, чтобы понедельник 23 июня назвали «черным». Скорость ветра в тот вечер достигала 30 м/с, в Ганцевичском районе – до 32 м/с, количество осадков равнялось среднемесячной норме – до 60 мм.

Наталия Ельяшевич, коренной житель д. Хотова Столбцовского района, вспоминает:  «…буря была невероятной силы. Дети от страха прятались под стол, было страшно даже взглянуть в окно». Станислав Чернявский, который не побоялся в то время отодвинуть занавеску, увидел «как два чёрных вихря соединились в один, прошлись с треском по полю и снова разъединились». В окрестных селах жители рассказывали, что у одной семьи ветром навсегда унесло навязанного в поле коня.

Из материала газеты «Вечерний Минск» (25.06.1997г., №118): «Не минул ураган и Ратомку — поселок в десяти километрах от Минска. На одном из конкурных полей Республиканского центра конного спорта и коневодства играли в футбол местные мальчишки. Когда начался дождь, они спрятались под крышу небольшого строения для судей и комментаторов. Забежали туда и проходившие мимо подростки. Вдруг резким порывом ветра подняло плохо закрепленную крышу, и со стен с грохотом посыпались кирпичи. Дети в страхе бросились наутек. Именно в эти секунды крышу окончательно сбросило наземь в сторону дверного проема. Первым услышал крики о помощи живущий по соседству Виктор Ушаков. Он стал спасать детей. Бывший афганец освободил из-под обвала 14-летнего Пашу Куприенко, который был без сознания — с разбитой головой и явными переломами костей таза. Подоспели соседи и помогли вытащить Тамару Буланду с переломом ноги. Через полчаса из Боровлян и Ратомки подоспела “скорая”. В реанимационном отделении областной больницы без сознания находится 18-летний Саша Брудский…»

Последствия 7-минутного нашествия

Потери, людские и материальные, оказались ощутимыми. Спустя несколько дней поступила информация о 5 погибших, около 50 человек были госпитализированы. В Минской области было повреждено 2327 жилых домов, 262 производственных предприятия. Районы Брестчины потеряли около 50% линий электропередач, сотни деревень остались обесточенными. Небольшие населенные пункты также понесли потери: только в д. Молодово Ивановского района было повреждено 265 домов, в православной церкви выбило купол.

Леонид Чумаков так описывает увиденное: «Я оказался в одном из наиболее пострадавших районов – Воложинском. При осмотре территорий меня крайне поразили два момента. Во-первых, то, как были разрушены 2 дома в одной из деревень под Воложином: крыши у них не были сорваны – ни бревна, ни кирпичи не валялись вокруг. Было впечатление, что кто-то сверху надавил на них – вот они и сложились, как карточные домики. Затем, когда я попал в Столбцовский район, увидел гектары леса, где деревья будто срезали бритвой: 2/3 ствола осталось, а кроны как и не было. Не может быть такого, чтобы на одной высоте ветер срезал все сосны. С подобными аномалиями я никогда больше не сталкивался, ни у меня, ни у моих коллег так и не нашлось разумных объяснений этому».

Вдобавок на территории 70 тыс. га были сильно повреждены сельскохозяйственные посевы, серьезный урон понесли лесной фонд, перерабатывающая промышленность. Парализовало движение во многих направлениях: поваленные деревья перегородили автомобильные и железные дороги. По всей стране не хватало топлива, кабельных линий, строительных материалов. Только для восстановления домов в Ивацевичском районе срочно требовалось порядка 80000 листов шифера.

Из анализа экологической ситуации Леонидом Чумаковым: «Вообще, 90-е выдались богатыми на аномалии; мы можем вспомнить засуху в 1992-м, полесский паводок 1993-м, ураган 1997-го года, наконец, затмение в 1999-м. Мне кажется, причины всех этих негативных явлений берут свое начало в 60-х годах прошлого столетия, когда в атмосферу стало резко поступать больше углекислого газа, метана, серы, закиси азота. На это же время приходится масштабная мелиорация Беларуси. Стремительное изменение климата началось у нас с 1988 года, судя по всему, в 90-х мы достигли какой-то критической точки, из-за чего и случились все вышеперечисленные катаклизмы».

Политическая реакция

lukashenko

Александр Лукашенко во время посещения деревни Гилики Воложинского района.

Президент в это время отдыхал в Сочи. Уже на следующий день пресс-служба главы государства сообщила о телефонном разговоре между Александром Лукашенко и председателем Совмина Сергеем Лингом. Среди прочего они говорили и об урагане. Лукашенко направил родственникам погибших телеграммы. Свой визит в Россию он хоть и сократил, но запланированную поездку в Краснодарский край решил не отменять. За что его и раскритиковала оппозиция. Вернувшись, президент все же отправился в пострадавшие районы и встретился с местными жителями.

Прилет Шойгу и международная помощь

Леонид Чумаков вспоминает: «25 июня в Беларусь прилетел министр по чрезвычайным ситуациям России Сергей Шойгу. Я и сам в начале 90-х работал на правительство Ельцина, занимался чернобыльскими вопросами. Шойгу в 97-м был  молодым министром, не думаю, что мог сильно повлиять на сложившуюся ситуацию. Пообещали, что Россия поможет строительными материалами и оборудованием».
На следующий день на брифинге в МИД было объявлено решение не обращаться за международной помощью, но в случае, если какое-либо государство решит проявить инициативу, не отказываться. Как ни странно, одной из первых помощь предложила Приднестровская Молдавская Республика, к ней присоединились Италия, Китай и Кыргызстан.

Парад, организованный в честь Дня республики.

Парад, организованный в честь Дня республики.

Перенос выходных

Ураган «снес» и выходные. Чтобы собрать дополнительные средства на помощь пострадавшим Совет Министров объявил субботник 28 и 29 июля. Но празднования Дня Республики и 930-летия города Минска обещали пройти с размахом и продлиться 4 дня, с 3 по 6 июля. Против такой политики сразу выступили БНФ и социал-демократы, назвав масштабные народные гуляния «пірам падчас чумы». «У вёсках – гора, у Мінску – свята», – писала Свабода. Суммарный ущерб от урагана оценивался в 1-1,5 трлн. рублей. В то же время только на благоустройство Минска перед праздником ушло порядка 50 млрд. рублей, стоимость военного парада в прессу не просочилась вовсе.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

1. Вечерний Минск. Ураган над Беларусью

2. Постановление Совета Министров Республики Беларусь

3. Беларусь. Совершеннолетие. Год 1997-й

Газеты того времени

Свабода, №70 (1997)

Свабода, №70 (1997)

Свабода, №72 (1997)

Свабода, №72 (1997)

Советская Белоруссия, №118 (1997)

Советская Белоруссия, №118 (1997)