15 января 1994 года в Беларусь приезжает Билл Клинтон – 42-й президент США. Его визит  кульминация «конфетно-букетного» периода белорусско-американских отношений. В 1992 году в Минске открылось посольство США, наша страна получила статус наибольшего благоприятствования в торговле с Америкой. В 1993-м в Вашингтоне появилось белорусское посольство, а в 1994 году Беларусь вошла в число стран, пользующихся таможенными льготами. Дальнейший наш «роман» с заокеанской сверхдержавой – период сплошных склок, ссор и раздела имущества.

klinton

Визит Клинтона в Минск был ответным. В июле 1993-го в Вашингтон приезжал Станислав Шушкевич, бывший тогда председателем Верховного Совета (сентябрь 1991 – январь 1994 гг). За 6 часов, проведенных в Беларуси, Клинтон успел подписать договор о взаимной защите инвестиций, возложить венок к монументу Победы, пообщаться с молодежью в Академии наук и установить многострадальную мемориальную скамью в Куропатах.

Что значил для молодой суверенной страны приезд лидера США, каким запомнился американский президент белорусам и кто пытался препятствовать его визиту? Об этом, а также о гастрономических пристрастиях Клинтона и его впечатлениях о белорусской столице мы узнали из газетных архивов и беседы со Станиславом Шушкевичем.

Из мемуаров бывшего премьер-министра Вячеслава Кебича «Искушение властью» (Минск, «Парадокс», 2008): «Думаю, что и сам Клинтон, и госдепартамент США относились к посещению Беларуси как к некоторому символическому акту. Добровольный отказ молодой страны от владения ядерным оружием не имел прецедента, надо было как-то морально поощрить ее руководителей, дать гарантии безопасности. Исходя из этого и разрабатывалась программа пребывания в Минске. Как и во время визита белорусской делегации в Вашингтон, она не предусматривала полноценного формата переговоров. Они лишь имитировались. На беседы с председателем Верховного Совета и премьер-министром, которые проводились отдельно, отводилось только по 30 минут».

shushkevich

– Вы пригласили Клинтона посетить Беларусь во время своего официального визита в Вашингтон в июле 1993 года. Как это произошло? 

– В последний день моего пребывания в Вашингтоне, во время банкета в Белом доме, я сказал Биллу, что буду рад видеть его в Беларуси. Он согласился приехать. Но само словесное приглашение было дипломатической формальностью, которой предшествовала серьезная подготовительная работа. Предварительно мы всё согласовали с послом, и одним из вариантов был приезд Клинтона во время его турне по странам Европы в начале 1994-го года. Фактически я обратился к американскому президенту, зная, что у него нет серьезных оснований отказать.

– В своих мемуарах «Моя жизнь, крушение и воскрешение СССР» вы пишете, что далеко не все хотели видеть американского президента в Беларуси. Почему многие официальные лица и структуры были негативно настроены?

– Когда подтвердилась дата приезда Клинтона, в России начали происходить серьезные изменения. Складывалось впечатление, что Ельцин сильно берет «влево», чему очень обрадовались наши коммунисты и их последователи. Произошло оживление старой партийной номенклатуры, для которой США по-прежнему являлись главным врагом. Они считали, что приезд Клинтона может не понравиться Москве. Но, я думаю, если бы Ельцин не поставил правительство Черномырдина и не начал заигрывать с коммунистами, наши бы сидели тихо.

– В чем конкретно выражалось противодействие приезду Клинтона?

– В конце 1993 года из КГБ мне прислали письмо, что в сложившихся условиях они не могут гарантировать полную безопасность прибытия и нахождения Клинтона в Беларуси. Я посоветовался с послом США Дэвидом Суорцем. Он связался с Белым домом: там сказали, что берут безопасность Клинтона на себя.

Тогда КГБ сменило тактику. Следующее письмо было о том, что Клинтону нельзя ехать в Куропаты. Мол, по дороге могут быть снайперы, и вообще, у них нет опыта проведения операций в лесу, да и в январе темнеет рано. Поэтому КГБ советовал посетить Курган Славы. Я снова связался с послом, тот ответил, что и безопасность в Куропатах смогут обеспечить сами.

– Для чего было нужно приглашать американского президента в Минск?

– Фактически у нас была одна цель: показать миру, что есть такая страна – Беларусь. Даже на высшем должностном уровне в США не многие об этом знали. Была история, когда в Вашингтоне ко мне подошел конгрессмен и сказал, что он активно следит за ситуацией в нашей стране и очень любит ее. А потом добавил, что, когда мы покончили с Чаушеску, он полюбил ее еще больше.

– Какова была программа визита? 

– Клинтон провел переговоры с Кебичем и мной, мы подписали договор о взаимной защите инвестиций. Он возложил цветы к монументу на площади Победы, посетил урочище Куропаты, где установил мемориальную скамейку. Также Клинтон пообщался с молодежью в главном корпусе Академии наук. Вторая часть программы была «женской». Моя жена и Хиллари Клинтон поехали знакомиться с деятелями культуры и развозить гуманитарную помощь. В США знали о Елизарьевском балете, а дочь Клинтонов занималась в балетной школе, поэтому «женская» культурная часть свелась преимущественно к общению с балетной труппой и ее руководителем Елизарьевым.

– Многие бы сказали, что этот жест с установкой мемориальной скамьи в Куропатах – лишь попытка обидеть Россию и сигнал остальным постсоветским странам: «время переосмыслить историю».

– Установление мемориальной скамьи – это способ почтить память репрессированных. Так что это абсолютная ерунда. Возможно, этот жест, в том числе, можно расценивать как попытку поставить на место сталинистов, большевиков, сторонников репрессивного коммунизма. Россия, кстати, от них страдала так же, как Беларусь.

– Что американскому президенту больше всего понравилось в Минске? Что его удивило?

– Он был удивлен тем, что в Минске чисто, опрятно, красиво. Приятно его удивили и величественные здания на проспекте. Клинтон долго восхищался «парусом» — корпусом архитектурного факультета БНТУ. Вообще, это не такой простой вопрос. Клинтон всегда вел себя так, чтобы понравиться. Действовал по проверенной американской схеме. Даже говорили, что Клинтон ведет себя так, чтобы всем нравиться, а Гор так, чтобы всем объяснить, что происходит.

– Действительно ли американцы боялись есть белорусскую еду, даже специально привезли с собой продукты? 

– Я лично не видел, чтобы Клинтон прикоснулся хоть к какой-то предложенной нашей стороной еде. Боялся он или были какие-то другие причины, я не знаю. Единственное, я заметил, что у него было такая хорошая «ссобойка» при себе. Как студенческая, только «по-богатому».

Из интервью Ирины Шушкевич журналисту Александру Старикевичу: «Хиллари Клинтон произвела на меня очень сильное впечатление. Спокойная, умная, привлекательная женщина, мгновенно оценивающая ситуацию и тонко чувствующая обстановку. Держит себя элегантно, непринужденно, с достоинством первой леди великой страны и в то же время предельно просто. Супруги Клинтон прилетели с дочерью Челси. У девочки была и своя программа: она посетила балетное училище – ей это было интересно, поскольку она сама занималась балетом. Вечером мы все вместе были в Оперном театре».

Отрывок из статьи газеты «Свабода» (№3, январь 1994): «Тым часам, як тысячы жыхароў беларускай сталіцы прыйшлі на праспект Скарыны, каб вітаць амэрыканскага прэзыдэнта, купка менскіх камуністаў (каля 50 чалавек) выйшла пратэставаць супраць візыту Біла Клінтана. З чырвонымі сцягамі і плякатамі адыёзнага зьместу, яны сабраліся каля помніка Жалезнаму Феліксу, насупраць КДБ».

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

1. Отрывок из книги Шушкевича «Моя жизнь, крушение и воскрешение СССР»

2. Биография Билла Клинтона

3. Правила жизни Станислава Шушкевича.

 

Источники фотографий: сайты kp.by, Center for american history, архив Сергея Брушко, личные архивы героев.

– Как простые белорусы воспринимали американского президента?

– Наша номенклатура настраивала ветеранов так, чтобы они заявили ему протест на Площади Победы во время возложения венков. Но он так очаровал ветеранов, что они, как говориться, кричали «ура! и в воздух чепчики бросали», старались пожать ему руку. Клинтон был хорошим политиком, он знал, как нравиться простым людям.

– Каково, по вашему мнению, историческое значение этого визита для нашей страны?

– Самый главный итог в том, что Беларусь стала известна миру, ведь об этом визите говорили все мировые СМИ. Мы показали, кто мы есть и что мы далеко не какое-то недоразвитое государство. Также были подписаны документы, которые должны были экономически сблизить наши страны, сделать США настоящим партнером Беларуси. К сожалению, с приходом к власти Лукашенко почти все эти достижения были перечеркнуты: экономическое сотрудничество с США стало ослабевать, а в мире нас стали называть «последней диктатурой Европы».

ВИДЕО ПО ТЕМЕ:

Газеты того времени

«Рэспубліка», 18 января 1994

«Рэспубліка», 18 января 1994

«Свабода» №3, январь 1994

«Свабода» №3, январь 1994

«Свабода» №3, январь 1994

«Свабода» №3, январь 1994