Глобальное изменение климата, осушение болот и, конечно, авария в Чернобыле не могли остаться незамеченными белорусским обществом. Уже в конце 80-х экологи и биологи начинают предпринимать первые шаги по самоорганизации. Провозглашенная либерализация только ускорила этот процесс: появилась и первая в Беларуси «зеленая» партия. О том, как это было, рассказывают учредители первых экологических организаций.

5

Корни белорусского зеленого движения уходят еще во вторую половину 80-х: в этот период активным гражданам представилась хоть какая-то возможность проявить себя, чем и начали пользоваться люди, заинтересованные в экологии. Советские власти в те годы начали осознавать масштабность проблем окружающей среды и поэтому, как правило, не рассматривали экологическое движение как врага. Были у зеленых и свои представители во власти: и в местных советах, и в Верховном.

1111Ключевым событием для многих стала авария на Чернобыльской АЭС: нанесенный Беларуси урон показал, что сохранение и поддержание здоровой окружающей среды – серьезная задача для всех. Первопроходцем среди зеленых стал Минский экологический совет (МЭС). Один из основателей Совета, Александр Сыкало, так отзывается о деятельности МЭС: «Это был конец 80-х, мы были полны энтузиазма и много работали. Внезапно нам стали доступны новые возможности, и мы старались максимально использовать их на практике. Нас объединяло небезразличие к проблемам белорусской экологии; приятно отметить, что ряды наши в основном состояли из настоящих профессионалов, за плечами у которых было достаточно научного и практического опыта».

Вслед за Минским экологическим советом на отечественное экологическое поле вышел Белорусский экологический союз (БЭС). Организация на этот раз была уже не локальной, а республиканской, и ставила перед собой серьезные амбициозные задачи: консолидация лиц, заинтересованных в решении экологических проблем, проведение экологических экспертиз, организация природоохранных мероприятий, экологическое образование населения и т. д. С самого начала ее состав пополнили представители интеллигенции: в Союз вступали как профессиональные экологи, так и общественные деятели, писатели, художники. В далеком апреле 1991 года БЭС вместе с музыкальным экологическим движением «Рок чистой воды» провели отличную благотворительную акцию, посвященную 5-й годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС. На фестиваль пригласили не только белорусских артистов, но и группы из-за рубежа. «Сегодня жизнь на земле зависит от нас!» − кричала публика на концертах. Однако, к сожалению, дальше проведения фестивалей Союзу продвинуться не удалось. Организация медленно распадалась, и с течением времени от БЭС не осталось ничего, кроме красивых деклараций.

В середине 90-х большое влияние на увлеченных экологией людей оказывал журнал «Белорусский климат». Так о нем вспоминает главный редактор Татьяна Новикова:«В 90-е «Белорусский климат» имел гораздо большее значение, чем какие бы то ни было другие экологические явления. В то время наш журнал был единственной открытой дискуссионной площадкой печатного толка, где авторы могли обсуждать свое отношение к экологическим темам и проблемам, излагать свое понимание этих проблем и искать пути их решения. «Белорусский климат» действительно читали. Наибольшую популярность он имел среди тех, кто был небезразличен к проблемам окружающей среды, среди общественных организаций, движений, а также экспертов, специалистов в области экологии, политиков, журналистов, творческой элиты».

la

Страна быстро менялась, и по примеру западных коллег белорусские зеленые решили выступить на политическом поприще: первый учредительный съезд Партии зеленых Беларуси под председательством Н. Карташа прошел 30 декабря 1992 года, спустя 3 дня партия была зарегистрирована, в 1993-м году состоялся учредительный съезд Белорусской экологической партии, а 3 июня 1994-го года была зарегистрирована белорусская партия «Зеленый Мир». О том, как это было, вспоминает Александр Сыкало, один из учредителей партии: «Скелет партии образовали члены Минского экологического клуба и распущенного БЭС. Мы тогда назывались партией, хотя в реальности наша структура куда больше была похожа на обычную общественную организацию. Но это были 90-е, нам всем в чем-то не хватало опыта, мы стремились воспользоваться новыми возможностями. Даже программу мы готовили в экстренном режиме, буквально за 2 часа. Хотя, в отличие от многих других партий, мы четко и оригинально обозначали нашу линию, провозгласив, что находимся в оппозиции к любой политической силе, которая ориентирована на потребительство. В 90-х мы не сидели сложа руки, а все время пытались что-то сделать для экологии. Одной из самых наших удачных акций стало закрытие завода силикатных изделий на улице Асаналиева в Минске – ведь заводы не должны находиться в черте города. В 90-е именно наша партия убедила власти проводить расширение Минска в сторону северо-запада, нынешней Веснянки, где состояние окружающей среды куда пригоднее для жизни, чем на востоке. Конечно, как и другие наши партии, мы так и не смогли превратиться в некий серьезный политический центр. Пожалуй, к этому наше общество было еще просто не готово».

В 1996-м регистрируется еще одна примечательная экологическая организация – «Экодом». О первых шагах нового объединения рассказывает его верный сторонник Ирина 2222Сухий:  «Фактически «Экодом» существовал и раньше, но только в рамках молодежного движения «Некст стоп – нью лайф». Именно внутри него мы, можно сказать, и познакомились. Нас сильно волновала проблема чернобыльских детей, поэтому «Некст стоп – нью лайф» организовал выставки наших ребят в Германии и Голландии. А когда мы получили достаточную сумму денег, свозили детишек на Байкал. Зарегистрировать новую организацию в те годы нам было довольно просто. Практически сразу мы приступили к реализации своих идей. Много внимания «Экодом» уделял образовательным проектам. Сначала делали волонтерские лагеря, а потом сильно увлеклись пермакультурой. Так вот, мы тогда проводили специальные пермокурсы, и к нам приезжали преподаватели из Америки и Англии. В тех же 90-х «Экодом» участвовал в совместном белорусско-американском семинаре по постройке демонстрационного дома из соломенных блоков».

В 90-х годах стартует и «Ахова птушак Бацькаўшчыны» (АПБ), которая в те годы, правда, 333называлась иначе. Своими воспоминаниями об «Ахове» делится Николай Черкас, эколог, работающий с АПБ буквально с первых дней существования: «Все начиналось еще в конце 80-х, когда мы вместе с нашими коллегами, Александром Винчевским и Алексеем Тишечкиным, впервые оказались за рубежом. Тогда это были научные командировки, организованные для обмена экологическими данными между разными странами. И вот на одной конференции Алексей Тишечкин познакомился с Норбертом Шеффером, которого очень интересовали вопросы популяции вертлявой камышевки в Европе. Тут важно разъяснить, что это не просто вопрос одного конкретного вида: для вертлявой камышевки нужны специальные условия хорошо сохранившихся низинных болот. Так что тогда во многом зазвучал вопрос о состоянии нашей экологической среды в целом.

Из воспоминаний Норберта Шеффера, руководителя отдела европейских программ в Королевском обществе защиты птиц (журнал «Птушкі і мы», №4, 2002 г.): «Я очень отчетливо помню наше прибытие на железнодорожный вокзал Минска ранним майским утром 1995 года. Мы абсолютно ничего не знали об этой стране и еще меньше – о людях, которые должны были нас встретить. И они, конечно же, ничего не знали о нас. Но, несмотря на все это, наши белорусские коллеги пошли на риск, связанный с необходимостью занимать большую сумму денег, чтобы оплатить аренду автобуса и вертолета. К счастью, этот риск оправдался и мы нашли-таки вертлявую камышевку на нескольких белорусских болотах! Именно тогда мы впервые заговорили о необходимости охраны ее местообитаний, а также о необходимости создания в Беларуси сильной природоохранной негосударственной организации. Однако точный размер белорусской популяции вертлявой камышевки был определен только во время дальнейших исследований в течение 1995–1997 годов. И эту работу невозможно представить без огромного научного вклада Александра Козулина и Мартина Фладе, а также финансовой помощи Михаэля Отто по охране окружающей среды.

2

Вертлявая камышевка

Так и началось сотрудничество с немецкими орнитологами, которые советовали нам как можно скорее создать свою организацию.

В 1993 году мы зарегистрировали «Западно-белорусское общество охраны птиц» – в основном мы проводили исследования в западной части страны. К 1998 году мы расширили поле деятельности, так появилась «Ахова птушак Беларусі». Позже нас попросили откорректировать и это название.

Первую международную экспедицию на Полесье мы организовали в 1995 году. С белорусской стороны ее возглавили Александр Козулин и Алексей Тишечкин, с немецкого – Норберт Шеффер и Мартин Фладе. Большую финансовую помощь нам оказывал фонд по охране окружающей среды немецкого миллиардера Михаэля Отто. К счастью, экспедиция оказалась очень удачной, и мы открыли места обитания вертлявой камышевки в таком количестве, равного которому в мире нигде нет. И хотя охрана птиц – главная цель нашей организации, в 90-х мы работали и над другими природоохранными проектами: мы способствовали присоединению уникального болота «Дикое» к территории Беловежской пущи, предложили механизм управления полесскими болотами, поддержали первый лагерь по спасению амфибий в Березинском заповеднике. Этим мы создали себе хорошую базу для новых проектов уже в “нулевых”».

Председатель фонда «Детям Чернобыля» Геннадий Грушевой о достижениях фонда: «Фонд «Детям Чернобыля» выполнил свою социальную миссию. 21 декабря 1989 года первая группа чернобыльских детей вылетела на оздоровление за границу. Потом было пять тысяч детей, потом сто тысяч, потом триста тысяч… Теперь дети Чернобыля выросли, у них есть собственные дети, и теперь мы им мало чем можем помочь. Теперь их судьба в собственных руках. Фонд выполнил свою социальную миссию, и нельзя топтаться на площадке, которая теряет свой смысл. За это время между семьями белорусов и семьями граждан других государств, которые принимали на оздоровление детей, установилось множество персональных контактов. Тысяч пятнадцать только я знаю, и эти люди давно общаются как друзья. Мы должны были поднять это провинциальное общество на деятельность, связанную с самопомощью, на деятельность, связанную с тем, чтобы спасать собственных детей своими руками и силами. И мы эту задачу выполнили».

444После чернобыльской катастрофы встала новая проблема: здоровье граждан, особенно ликвидаторов аварии на ЧАЭС. Защитой материальных и других прав участников чернобыльских событий со второй половины 90-х занимается общественное объединение «Союз Чернобыль – Беларусь».

«Наша организация, − рассказывает председатель Александр Волчанин, − состоит изветеранов и участников ликвидации аварии, а также из членов их семей. В свое время создавались разные чернобыльские фонды, детей из пострадавших районов массово вывозили на оздоровление в Европу. Но вот про ликвидаторов катастрофы почему-то забыли. Сложилась такая ситуация, что хоть белорусы и пострадали больше всего от взрыва в Чернобыле, куда на ликвидацию последствий катастрофы было призвано несколько сотен тысяч наших соотечественников, льгот было совсем немного, особенно если сравнивать с Россией или Азербайджаном.

Возникла проблема постоянной нехватки внимания, как будто просто забыли о нашем подвиге. Вдобавок в конце 90-х началось наступление на наши льготы. Вот тогда, в 97-м, мы и поняли, что никто, кроме нас самих, о наших семьях и не позаботится: было принято решение о создании общественного объединения. Зарегистрироваться в Беларуси не получилось, но вовремя на помощь пришли украинские коллеги: они поспособствовали нашей регистрации у себя. Но нельзя сказать, что на местах нам сильно мешали, нередко мы весьма успешно взаимодействовали с местными властями. Так, например, благодаря сотрудничеству с Жодинским горисполкомом мы установили памятник ликвидаторам. В 90-х мы главным образом стремились привлечь к своим заботам внимание других, отстоять свои права на льготы».

газеты таго часу

«Птушкі і мы», №1, 1999

«Птушкі і мы», №1, 1999

«Устойчивое развитие в контексте культурного диалога», А.Екодумов

«Устойчивое развитие в контексте культурного диалога», А.Екодумов

»

спасылкі па тэме

1. Сайт Белорусской партии «Зеленые»2. Сайт ОО «Экодом»

3. Сайт ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны»

4. Страница ОО «Союз Чернобыль – Беларусь»

В тексте использованы фотоснимки из Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов, частной коллекции Александр Волчанина, а также с сайтов ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» и TUT.by.