26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС произошел взрыв, который был признан крупнейшей техногенной катастрофой XX века. Помогать справляться с ее последствиями начали волонтеры из множества стран. Одной из самых известных форм гуманитарной помощи для самых беззащитных жертв стали оздоровительные поездки за рубеж. Благодаря им многие беларусские дети не только смогли улучшить здоровье, но и впервые своими глазами увидели западную культуру.
1

Сложно установить, сколько юных беларусов приняло участие в программах отдыха и оздоровления за границей за 30 лет их существования, – но даже по приблизительным подсчетам их было более 500 000.

В результате аварии на 4-м блоке Чернобыльской АЭС в 1986 году в атмосферу выброшено 190 тонн высокорадиоактивных веществ, среди которых изотопы урана, плутония, йода-131, цезия-137 и стронция-90. Из них 70% выпало на Беларусь, тем самым затронув территорию, на которой проживало более 2 миллионов человек. 700 000 из них – дети. Земли, расположенные в радиусе 30 километров от реактора, были признаны «зоной отчуждения» – проживающее на них население было эвакуировано. Общее число людей, переселенных в более «чистые» регионы на территории Беларуси, составляет около 140 000 человек.
Чернобыль нанес огромный вред не только здоровью беларусов – из сельскохозяйственного производства было выведено 2 364 000 квадратных километров земель. Одним из последствий стала необходимость ликвидации 54 колхозов и совхозов, серьезный ущерб был нанесен беларусским лесам.

 

Первые иностранные инициативы

RocheИстория масштабной гуманитарной программы по оздоровлению «детей Чернобыля» в иностранных семьях началась с молодой ирландской волонтерки Эди Роуч и ее проекта Chernobyl Children International, стартовавшего в 1991 году. Эди работала в программе Irish Campaign for Nuclear Disarmament («Ирландская кампания по ядерному разоружению»), когда получила факс от докторов из Беларуси и Украины: «Сигнал SOS. Ради бога, помогите детям спастись!» С момента аварии прошло пять лет, но радиация продолжала невидимо влиять на жизни и здоровье людей. В медицинских исследованиях указывается, что число практически здоровых детей за годы, прошедшие после Чернобыля, уменьшилось с 85% (в 1985-м) до 20% (в 1999-м), хроническая патология выросла с 10% до 20%, а частота врожденных пороков развития увеличилась в чернобыльских районах в 2,3 раза.

Наиболее уязвимой частью облученного населения оказались дети и подростки. За годы со дня аварии продолжало расти число больных с сахарным диабетом, болезнями желудочно-кишечного тракта, дыхательных путей, с иммунозависимыми и аллергическими заболеваниями, а также с туберкулезом, раком щитовидной железы и злокачественными заболеваниями крови.
Из-за того, что после аварии основную долю облучения люди получали через внутреннее облучение, то есть за счет продуктов питания, наиболее важным методом борьбы с радиацией стала организация радиационного контроля продуктов, получаемых в личных хозяйствах, питьевой воды, сельскохозяйственного сырья, кормов, а также лесных ягод и грибов. Проведение контроля было поручено Минздраву, который, однако, не смог организовать его на должном уровне из-за нехватки оборудования, специалистов и по другим причинам.
С 1990 года мониторингом стал заниматься Институт радиационной безопасности «Белрад», создавший локальные центры радиационного контроля в наиболее крупных деревнях чернобыльских регионов. Благодаря им  жители Беларуси получили возможность самостоятельно проверять продукты не только в центрах радиационного контроля, но и в центрах гигиены и эпидемиологии. Однако, как отмечают исследователи из «Белрада», не все жители загрязненных регионов осознавали важность контроля уровня радиации и продолжали употреблять опасные продукты.

Получив сигнал о помощи, Эди Роуч начала работу. У себя дома она открыла маленький офис и запустила кампанию по привлечению ирландских семей, которые были бы готовы принять на каникулы беларусских и украинских детей в рамках программы «отдыха и оздоровления». Эта идея возникла у Роуч после того, как она ознакомилась с результатами исследований, согласно которым даже две недели, проведенные ребенком вне радиоактивной территории, снижают уровень загрязнения организма на 30–50%: положительное влияние оказывает полная смена режима питания и проживание в экологически безопасном климате. Так в 1991 году появился проект Chernobyl Children International – первый фонд, миссией которого было оказание гуманитарной помощи так называемым «детям Чернобыля» – детям, которые и сегодня продолжают жить в более 3 000 населенных пунктах, пострадавших после взрыва в Чернобыле.

Школьники из загрязненных районов Минской области в аэропорту Минск-2 перед отлетом на отдых в Италию, 1990

Школьники из загрязненных районов Минской области в аэропорту Минск-2 перед отлетом на отдых в Италию, нач. 1990-х

Еще в 1990-х инициатива помощи «детям Чернобыля» была подхвачена множеством людей во всем мире. Беларусские дети получили возможность участвовать в программах оздоровления в Италии, Испании, Германии, Великобритании, Ирландии, Нидерландах, США, Канаде, Люксембурге, Швейцарии, Японии и других странах. По состоянию на 1 января 2014 года международные договоры об оздоровлении детей были заключены с 14 иностранными государствами. Один лишь фонд Эди Роуч за 30 лет существования собрал более 100 миллионов евро, которые были направлены на проведение медицинских операций, организацию программ оздоровления и локальные проекты помощи не только семьям, но и целым беларусским деревням и городкам, пострадавшим после взрыва на АЭС. Благодаря деятельности Chernobyl Children International было проведено около 20 000 операций на сердце, а 22 000 детей побывали в Ирландии по программам отдыха и оздоровления. 55% от общего количества детей, которые приняли участие в подобных программах, приняла Италия.

Формы помощи от иностранных и беларусских волонтерских организаций были и остаются сегодня самыми разными. Некоторые иностранные организации предпочитают долговременное сотрудничество с той или иной школой или учреждением здравоохранения, расположенным на загрязненной территории. Другие пытаются охватить максимально большее число школ и каждый год ищут новую деревню, нуждающуюся в помощи. Кто-то приезжает в Беларусь и посещает больницы, детские дома или школы на загрязненной территории и лично оценивает, какая именно помощь нужна. Спонсоры помогают с ремонтом, закупают мебель, книги, медицинское оборудование и даже сельскохозяйственную технику.  Однако и волонтерами с беларусской стороны делается все эти годы немало: беларусские фонды и общественные объединения не только играют роль связующего звена между иностранными спонсорами и пострадавшими после Чернобыля. Многие проекты возникли благодаря фондам и стали самостоятельными инициативами.
Волонтеры собирают и передают в школы и детские дома гуманитарную помощь: кто-то отсылает новогодние подарки, одежду и необходимое медоборудование, делает пожертвования на проведение праздников для детей-инвалидов; кто-то на расстоянии материально поддерживает ребят из детских социальных учреждений, оплачивая их содержание или учебу. Отдельное направление гуманитарной помощи – отдых детей в незараженных регионах Беларуси.

Оздоровление за границей 

Поездки детей в иностранные семьи долго были одной из самых популярных форм гуманитарной помощи. Раз в год, чаще всего во время летних каникул, дети получали возможность провести около 40 дней в семье, принимавшей их у себя дома. Пострадавшие после аварии на АЭС регионы Гомельской, Могилевской и Брестской областей – не самые развитые в экономическом плане, а дети, принимающие участие в программах помощи, часто жили в неблагополучных, многодетных, приемных семьях и интернатах.

Кристина Балыкова

Кристина Балыкова (первая слева) с подругами во время оздоровительной поездки в Италию, Таварнелле-валь-ди-Пэза, 2000

Результаты опыта, который вот уже 30 лет приобретают беларусские дети, выезжая на оздоровление за рубеж, выходят далеко за рамки улучшения здоровья. Попав в другую культуру и получив возможность знакомства с ней изнутри, многие «чернобыльцы» сегодня вспоминают свой опыт как мощный толчок для смены своей картины мира. Кристина Балыкова, выезжавшая в конце 1990-х – начале 2000-х на оздоровление в Таварнелле-валь-ди-Пэза (Италия), рассказывает: «Благодаря участию в программе оздоровления обычные дети из маленьких деревень смогли познакомиться с уникальной культурой и традициями этой страны. Каждый из нас, побывав в Италии, открыл для себя что-то новое, получил опыт, приобрел друзей. Некоторые дети из неблагополучных семей, участвующие в программе, получили возможность не только открыть для себя новую страну, но и приобрести семью, получить искреннюю заботу и почувствовать себя нужными».

Некоторые дети, проявляющие склонности к языкам, поступают в иностранные вузы и продолжают учебу за границей или после углубления знаний в Беларуси предпочитают так или иначе связать свою профессию с языком или культурой страны, с которой познакомились во время поездок. Именно так сложилась профессиональная карьера Ольги Шатерник, бывшей воспитанницы одного из беларусских интернатов: «Мое пребывание в Италии оказало существенное влияние на развитие моей жизни: моя работа (и практически все мои предыдущие работы) связана с итальянским языком. Более того, ежегодные поездки в Италию позволили мне лучше понять их образ жизни, традиции и обычаи, которые я не принимаю, но уважаю их и отмечаю вместе с моей итальянской семьей, которую навещаю каждый год. Если бы я не ездила в Италию и у меня не было бы поддержки моей итальянской семьи, то сложно сказать, как могла бы сложиться моя жизнь, – возможностей выбора в реализации себя и постижении мира у меня было бы намного меньше».

Пребывание за границей обычно устроено так, чтобы маленькие беларусы не чувствовали себя потерянными и оторванными от дома. Например, семьи из нидерландской организации из городка Альфен-аан-ден-Рийн, перед тем как принимать детей, проходят небольшой курс русского языка, которого хватает, чтобы общаться на бытовые темы. Есть случаи, когда волонтеры самостоятельно или вместе с группой приезжают в Беларусь и знакомятся с условиями жизни детей в деревне и регионе, из которого набиралась группа.

По прибытии группы детей иностранные инициативы часто стараются интегрировать беларусов в местный лагерь или, если группа выезжала в течение учебного года, им устраивают визиты в местные музеи и на выставки, в зоо- и аквапарки, экскурсии и поездки на море. При необходимости детям оказывают медпомощь, которая часто является проблемой в неблагополучных реалиях беларусской деревни: например, подросткам лечат зубы.

Оздоровительные поездки организуют для детей, которые не имеют серьезных медицинских показаний. За границу группу сопровождают волонтеры-переводчики или воспитатели с педагогическим образованием. В случае если все дети из одной школы или интерната, в качестве воспитателя может быть их собственная, хорошо знакомая, учительница. Оздоровление детей, которые имели серьезные диагнозы, проходило в составе специальных групп, которые сопровождал врач или медицинский работник.

vnВладимир Нехведович из интерната в г.п. Радунь на протяжении многих лет участвовал в одной из программ оздоровления в Италии – во время зимних и летних каникул жил в итальянской семье в Чертальдо (Тоскана). В настоящий момент он продолжает получать гуманитарную помощь – ему выплачивают дополнительную стипендию:
«Я родился в небольшой отдаленной деревушке в Ивьевском районе Гродненской области. У меня есть младшая сестра Лена и два старших брата, Витя и Юра. Так как деревня была небольшая и удаленная, то постоянной работы у родителей не было. Я рос в деревне, не имея большого представления о мире. Мое детство проходило в компании моей сестры и еще одной соседской девочки. Старшие братья учились в городе и не могли часто приезжать домой.
Школ рядом не было, поэтому меня отправили учиться в интернат в г.п. Радунь, где учились мои старшие братья. Так летом 2000 года я с группой детей впервые поехал в Италию. Мне было всего 8 лет, поэтому эта поездка казалась мне каким-то сном или сказкой. Я в первый раз увидел море.
Во время своей второй поездки, зимой, я попал в итальянскую семью. Сначала они очень переживали по поводу общения со мной, заготовили много надписей на русском, купили словари. Но я быстро освоился и привык к ним, поэтому никаких проблем не было. Меня возили в разные интересные места: в детские парки, на экскурсии, знакомили с новыми друзьями.
Итальянская семья очень сильно повлияла на мое воспитание, на мои взгляды на мир и на отношение к нему. Благодаря им у меня появились определенные цели в жизни, которые я преследую по сегодняшний день. В эту семью я езжу уже 12 лет, я у них как сын, а их дочки мне как сестры. Мы постоянно поддерживаем связь, когда я в Беларуси. Мне оказывают не только моральную, но и материальную поддержку.
Моя мама сейчас на пенсии, а отец умер в 2005 году. Трудно представить, где бы я был сейчас и чем занимался, если бы не поехал в Италию. Поэтому я очень благодарен моей итальянской семье и всем, кто содействовал этим поездкам. Ведь они изменили жизнь и открыли широкие возможности не только мне, но и многим другим детям».

С течением времени «отдых и оздоровление», заявленные основательницей подобных программ Эди Роуч, стали приобретать новый смысл. Многие иностранные семьи, приглашая беларусского ребенка в возрасте 6-7 лет, привязывались к нему и продолжали участвовать в гуманитарной программе, регулярно приглашая ребенка летом, а иногда и зимой.

В 2015 году в десятый раз супруги Никола Сивьеро и Аврора Лубрано из Италии принимали у себя беларусскую девочку Катю. В августе ей исполнилось 18 лет, поэтому это была ее последняя проездка в рамках программы оздоровления. Никола Сивьеро рассказывает: «Наше приключение началось в июле 2005-го: мы не очень много знали о беларусском мире – по сути, почти ничего. И поэтому у нас не было четкого представления о том, чего же нам ожидать.
Никола Сивьеро с семьй и  Екатериной ЮшкевичПервая встреча с Катей произошла в миланском аэропорту. В первые минуты нашего знакомства Катя показалась нам ужасно напуганной, потерянной – казалось, она не понимает, что с ней происходит и что ее ждет. К счастью, с нами был наш сын, который помог Кате преодолеть все ее страхи, от которых через пару недель оставалась лишь капелька ностальгии по родине. Но это же нормально.
То, к чему привыкли беларусские дети, очень и очень сильно отличается то итальянских традиций и обычаев. Что для нас ужа давно норма, им может показаться новинкой или странностью. Мне показалось, что, приезжая в Италию, они как будто попадают на 60 лет вперед.
Конечно, за 10 лет с момента встречи нас, абсолютно не знакомых друг другу людей, изменилось очень многое. Катя теперь знает всех наших друзей и родственников, на ее глазах старели наши родители, которые за это время стали немножко ее собственными дедушкой и бабушкой. Каждый год ее приезд был для нас радостным событием. Сейчас, когда мы говорим: “Катя нам как дочь”, мы вовсе не пытаемся звучать красиво и пафосно. С того момента как Катя переехала в Минск и поступила в университет, мы поддерживаем с ней связь через социальные сети и Skype».

Катастрофа на Чернобыльской АЭС стала рычагом, который вывел на поверхность и сделал более видимым целый ряд психологических и экономических проблем – наследие развала СССР. Родившееся в переломный период, целое поколение беларусов, в том числе благодаря поездкам за рубеж, получило стимул к развитию и росту. Многие дети увидели в европейских странах пример другого, более высокого качества жизни, новый опыт предоставил им альтернативу, право выбора. Некоторые поняли, что строить свою жизнь можно не только по привычным шаблонам тихой жизни в деревне: ценность стали представлять учеба в вузе, хорошо оплачиваемая работа –достижение более высокого качества жизни, которое они успели ощутить на себе в иностранных поездках.

Чернобыльские программы сегодня

Выступая на сессии Всемирной организации здравоохранения в 2003 году, первый заместитель министра здравоохранения Республики Беларуси Виктор Колбанов отмечал: «В постчернобыльский период в Беларуси <…> отмечаются снижение рождаемости и рост смертности во всех без исключения районах. Наиболее остро проблема воспроизводства населения проявилась в загрязненных районах. <…> В загрязненных районах, несмотря на некоторое улучшение ситуации в последние годы, сохраняются самые высокие коэффициенты депопуляции населения: смертность в два и более раза превышает рождаемость».

Беларусское государство ищет способы преодоления последствий катастрофы. «Белрад» продолжает регулярный мониторинг уровня загрязнения, а за счет государственной чернобыльской программы финансируется «чистое» двух-трехразовое питание детей в школах и детсадах загрязненных регионов. Благодаря госпрограмме детей вывозят в санатории, расположенные в регионах, не задетых катастрофой. Продолжаются и оздоровительные поездки за рубеж.

Самый частый вопрос, который сегодня можно услышать от иностранной семьи, которая собирается принимать участие в программах оздоровления «чернобыльских детей», звучит так: «А разве радиация все еще оказывает влияние? Ведь прошло уже 30 лет!» В сознании многих людей, как беларусов, так и иностранцев, радиации уже нет: она невидима, а опасность, которую несут в себе все еще находящиеся в земле радиоактивные элементы, не проявляется здесь и сейчас. Несмотря на то, что люди не могут распознать присутствие радиации, стронций-90 и цезий-136 продолжают находиться в почве и поступать в организм человека и 30 лет спустя – например, через еду, выращенную на загрязненных территориях.

Архивные документы

Письмо мамы Владимира Корндрикова итальянской семье и его рисунок, 1997 год

Письмо мамы Владимира Корндрикова итальянской семье и его рисунок, 1997 год

Разговорник для общения с беларусскими детьми из архива Розарии и Антонио Агреста

Разговорник для общения с беларусскими детьми из архива Розарии и Антонио Агреста

Ссылки по теме

1. «Чернобыльцы» за рубежом: право на другую жизнь.

2. Дети, ездившие за рубеж по «чернобыльским» программам: «Конечно, после Италии все казалось убогим, но ведь так и было».

3. Светлана Алексиевич, «Чернобыльская молитва».  

 

Фото: автора, героев, Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов.