Весной 1990 года белорусы впервые выбирали депутатов республиканского парламента на альтернативной основе. Новому Верховному Совету было суждено стать первым парламентом независимой Беларуси и определить ее развитие на ближайшие годы.

Дэпутат В.Голубеў просіць слова ў Прэзідыума Вярхоўнага Савету падчас «Сесіі Незалежнасці»

Дэпутат В.Голубеў просіць слова ў Прэзідыума Вярхоўнага Савету падчас «Сесіі Незалежнасці»

Советский парламент до перестройки

Все годы советской власти Верховный Совет являлся чисто декоративным учреждением, выборы в который проходили на безальтернативной основе.

bykauИз книги воспоминаний Василя Быкова «Доўгая дарога дадому»: «Дэпутацкія сэсіі (два разы на год) адбываліся чынна і спакойна. Даклады гучалі строга фармальна, паводле рэгламенту, спрэчкі ніякіх эмоцый ні ў кога не выклікалі. Дэпутаты звычайна драмалі ў залі, некаторыя чыталі газеты, пісьменнікі (Панчанка, Лужанін, Гілевіч), падобна, складалі вершы. Вёў паседжанні старшыня Вярхоўнага Савета Іван Шамякін, які не мог падрамаць за сталом прэзідыуму, хаця было бачна, як тое яму хацелася. Каманды ў залю ён падаваў з паперкі, якую яму прыносіла сакратарка Чагіна. Аднойчы, кіруючы галасаваннем, не адрываючыся ад паперкі прачытаў запар: «Хто за, хто супраць, успрымаўшыхся няма – аднагалосна». У зале засмяяліся, бо ніхто яшчэ не паспеў падняць рукі. Але затым дакладна гэтак жа паднялі».

26 марта 1989 года, еще во время работы «старого» республиканского парламента, в СССР на альтернативной основе состоялись выборы народных депутатов. Некоторые депутаты прошли туда без выборов, как члены общественных организаций. Союз писателей представлял Василь Быков, Союз композиторов – Игорь Лученок, профсоюзы – звезда Купаловского театра Мария Захаревич. Общесоюзный Союз кинематографистов выдвинул Алеся Адамовича. По одномандатным округам были выдвинуты Станислав Шушкевич (тогда первый проректор БГУ), Николай Игнатович (будущий первый прокурор независимой Беларуси), Александр Добровольский (позднее председатель Объединенной демократической партии). Но из них только Адамович выступал на съездах народных депутатов активно (да и то по общесоюзным вопросам). В отличие от прибалтов, в конце 80-х белорусы не так живо заявляли о своей национальной позиции.

Местные условия

Осенью 1989 года в Беларуси приняли новый закон о выборах в республиканский Верховный Совет. Согласно нему, парламент должен был состоять из 360 депутатов. Но существовало важное отличие от общесоюзного центра. В том же 1989 году народными депутатами СССР без выборов стали не только представители общественных организаций, но и 100 депутатов от КПСС. Теперь от такого прецедента в БССР решели отказаться. Однако в Беларуси общественные организации все равно напрямую получали 50 мандатов (29 – Республиканская организация ветеранов войны и труда, по 7 – от трех обществ: глухих, слепых и инвалидов). В парламенте они занимали консервативную позицию. Таким образом, из 360 депутатов по одномандатным округам избирались только 310. На эти кресла претендовали 1680 кандидатов (из них прошли регистрацию 1544).

Избирательная кампания проходила в чрезвычайно сложных условиях. Политик Сергей Наумчик называет несколько факторов, повлиявших на итог голосования для Белорусского народного фронта. Эти факторы можно распространить на всех независимых кандидатов.

Первый – выдвижение. Такое право имели зарегистрированные организации, трудовые коллективы или собрания по месту жительства. Между тем единственной зарегистрированной демократической организацией являлось ТБМ (Таварыства беларускай мовы). Именно ее местные объединения выдвигали в парламент многих депутатов-демократов. Поэт Нил Гилевич, который возглявлял ТБМ, писал в своих воспоминаниях, что Центральная избирательная комиссия не хотела регистрировать кандидатов от БНФ, которые власти казались радикалами. Понадобился его звонок (а Гилевич являлся заместителем председателя Постоянной комисии в еще действующем Верховном Совете) и апелляция на решение ЦК, который утвердил ТБМ. Разумеется, выдвиженцы от Коммунистической партии пользовались заметным преимуществом.

Второй фактор – отсутствие равных условий для агитации. СМИ, которые бы представляли трибуну всем политикам независимо от их взглядов, отсутствовали (позднее таким изданием стала «Народная газета»). Каждый кандидат мог напечатать свою программу в местных изданиях и несколько минут выступить на местном телевидении. Но пропагандистская машина работала на республиканскую компартию. В таких условиях победить власть было чрезвычайно сложно.

И все же главное, что благодаря выборам удалось разбудить общество. 25 февраля 1990 года на митинг, организованный БНФ против недемократического проведения выборов, пришло порядка 100 тысяч человек. Новые условия постепенно начали понимать и партийные работники. Петр Кравченко (до выборов – секретарь минского горкома) писал: «Опыт Галко (первый секретарь минского горкома, потерпевший сокушительное поражение на выборах. – Прим. ред.) подсказал мне, что главное – не административный ресурс и не выступления на партактивах. Главное – работа с людьми, агитировать которых было необходимо конкретными делами».

Выборы прошли в пять этапов. Первый тур – 4 марта 1990 года (одновременно с выборами в парламенты РСФСР и УССР). В этот день по мажоритарным округам избрали 98 депутатов (кроме того, общественные организации уже определились со своими 50 кандидатами). Во время второго тура (проходил с 11 по 18 мая) выбрали еще 131 депутата. Позднее в ходе трех дополнительных выборов их число последовательно увеличилось на 29, 25 и 14 депутатов. В итоге общее число народных избранников составило 347 (из необходимых 360). Впрочем, этого было достаточно для полноценной работы.

Первая сессия и распределение портфелей 

     Члены Прэзідыуму ВС БССР у Авальнай залі. А.Сасноў, В.Шаладонаў, М.Дземянцей, С.Шушкевіч, У.Леўчык падчас «Сесіі Незалежнасці»

Члены Прэзідыуму ВС БССР у Авальнай залі. А.Сасноў, В.Шаладонаў, М.Дземянцей, С.Шушкевіч, У.Леўчык падчас «Сесіі Незалежнасці»

В результате выборов в Верховный Совет XII созыва белорусы избрали себе парламент, в основном состоявший из старой партийной номенклатуры. Среди депутатов – секретари ЦК КПБ, министры, секретари обкомов партии, 15 первых секретарей райкомов партии, 35 директоров предприятий, 25 председателей колхозов и директоров совхозов. Многие из них позднее объединились в группу «Беларусь», которая поддерживала правительство Вячеслава Кебича. Демократический депутатский клуб был представлен примерно пятьюдесятью депутатами. Оппозиционная фракция Белорусского народного фронта насчитывала всего 37 человек.

Неудивительно, что коммунисты надеялись закрепить свое превосходство. 12 мая 1990 года прошел пленум Коммунистической партии Беларуси. На пост председателя Верховного Совета КПБ рекомендует Николая Дементея, на должность председателя Совета Министров – Вячеслава Кебича.

Первая сессия парламента открылась 15 мая. Пленарное заседание вел Михаил Лагир, председатель Центральной избирательной комиссии (до этого он много лет являлся главой Комитета народного контроля БССР). Но скоро стало понятно: Лагир не может справиться с депутатами. Ему на помощь пришел министр юстиции Валерий Тихиня, заместитель председателя ЦИК. Общими усилиями за два дня они сформировали повестку сессии из тридцати одного вопроса.

Первым номером значились выборы председателя Верховного Совета, которые должны были пройти 18 мая. На этот пост баллотировались три человека: Николай Дементей, который представлял правящую Коммунистическую партию, Станислав Шушкевич, на которого делали ставку демократы, а также космонавт Владимир Коваленок. Задача последнего, по словам Петра Кравченко, экс-министра иностранных дел Беларуси, заключалась в том, чтобы «оттянуть голоса тех, для кого Шушкевич был слишком оппозиционным». Первый тур не выявил победителя – Дементею не хватило для победы всего одного голоса. Во второй тур вышли Дементей и Шушкевич. Первый набрал 167 голосов (51,1%) и стал спикером. Второй – 118 (36,4%) и занял пост первого заместителя.

Следующий вопрос – утверждение премьера. Кандидатура Вячеслава Кебича прошла практически без осложнений. Против голосовали чуть больше двух десятков человек. Но кроме премьера депутаты должны были одобрить и кандидатуры его заместителей, а также рядовых министров. Например, Николай Костиков, который добивался должности первого вице-премьера, не добрал всего один голос. Вместо него Кебич провел кандидатуру Михаила Мясниковича (да и то со второй попытки). Другие кандидатуры тоже проходили со скрипом. Например, депутаты не утвердили и поэта Сергея Законникова, который претендовал на должность председателя Государственного комитета по печати (теперь – Министерство информации).

Кроме того, депутаты распределили и портфели руководителей 22 постоянных комиссий Верховного Совета (их председатели входили в президиум Верховного Совета). Из них только пять человек представляли «Демократический депутатский клуб». Дмитрий Булахов возглавил Комиссию по законодательству, Нил Гилевич – по образованию, культуре и сохранению исторического наследия, Петр Садовский – по международным делам, Михаил Слемнев – по национальной политике и межнациональным отношениям, Александр Соснов – по вопросам труда, цен, занятости и социальной защищенности населения. Статус всех председателей постоянных комиссий котировался очень высоко. Сергей Наумчик утверждает, что даже секретари комиссий получали больше, чем министры. Но при этом вся реальная власть по-прежнему оставалась в руках чиновников.

Роль в истории 

Деятельность Верховного Совета ХІІ созыва – один из ключевых эпизодов новейшей белорусской истории. Именно парламент этого созыва утвердил основные документы, которые стали этапами к обретению независимости нашей страны (принятие Декларации о государственном суверенитете БССР, придание ей конституционного статуса, утверждение Беловежских соглашений), а также разработал основы национального законодательства.

Именно из стен Верховного Совета вышли все наиболее популярные и/или влиятельные политики страны: Станислав Шушкевич, Александр Лукашенко, Зенон Позняк, Геннадий Карпенко, Мечислав Гриб, Виктор Гончар, Дмитрий Булахов, Виктор Шейман и Анатолий Лебедько. Именно они стали основой политической элиты Беларуси (как государственной, так и оппозиционной). Но их имена – скорее исключение.

Большинство депутатов восприняли депутатскую работу не как политическую деятельность, а как возможность выбить своим учреждениям или себе те или иные блага. Такой «местечковый» подход гарантировал отсутствие национальной позиции и ориентацию на решения вышестоящего начальства (союзного, российского или собственного, белорусского).

nilИз воспоминаний Нила Гилевича «Паміж роспаччу і надзеяй»: «Агульнае ўражанне: тры чвэрці беларусаў у зале – толькі пашпартныя беларусы. Ні слова, ні духу беларускага ў іх грамадзе – не чутно і не відно. Як перайначылі бальшавікі нашу чыноўную эліту! Як выбілі з яе беларушчыну! Усяго, што заставалася ў гэтых дзябелых дзядзькох тутэйшага, – гэта іх мешкаватасць, непадцягнутасць ды неадпрасаваныя штаны, прашу прабачэння. А яшчэ – клопат пра сябе. Тыя, каго выбралі на працу ў пастаянныя камісіі (старшыні, намеснікі, сакратары), дабіліся правядзення пастановы аб забеспячэнні іх сталым жыллём у Менску; не часовым, на тэрмін працы ў ВС, а – назаўсёдным. Зрэшты, нацыянальная прыналежнасць тут значэння не мела».

Впрочем, в те годы история действительно происходила в зале парламента. Поэтому Верховный Совет XII созыва не только стал олицетворением первых лет белорусской независимости, но и заложил основы жизни белорусов в первой половине 1990-х годов.

ГАЗЕТЫ ТОГО ВРЕМЕНИ

«Советская Белоруссия», 10 марта 1990 года

«Советская Белоруссия», 10 марта 1990 года

«Советская Белоруссия», 1 марта 1990 года

«Советская Белоруссия», 1 марта 1990 года

 

ССЫЛКИ пО тЕме

  1. История парламентских выборов в Беларуси
  2. Закон «О выборах депутатов Верховного Совета Республики Беларусь»
  3. Итоги выборов народных депутатов Белорусской ССР 1990 года 

 

 

Фотографии с сайта svaboda.org, vytoki.net.